Архив метки: Жилой дом

Гилд-хаус

Архитектор: Роберт Вентури, Гилд-Хаус (Guild House); Филадельфия, 1964.

Общий вид.

В городском контексте.

Фрагмент.

Фрагмент.

Фрагмент.

Фрагмент.

Интерьер.

Интерьер.

Интерьер.

Интерьер.

Вентури_021_Гилд хаус_планПланировочная струтура на уровне первого этажа.

 

Жилой дом «Замок Кафки»

Архитектор: Рикардо Бофилл и группа ТальерАрхитектур, Сан-Пере-де-Рибес, Барселона, 1968

Общая площадь — 4000 кв.м.

Приверженность некоторых членов коллектива RBTA (Рикардо Бофилл ТальерАрхитектур) определённым идеям «Аркигрэма» и увлечение экспериментами с геометрией и её возможностями в приложении к жилищному строительству — вот два фактора, воплотившиеся в форме «Замка Кафки», возведённого на горе над заливом Ситжеса.

Концепция замка — спираль из пространственных модулей — интересно соотносится с проектами «Аркигрэма». прежде всего их объединяет использование жилых модулей и коммуникационной шахты. Здесь модуль демонстрирует новый потенциал, и, хотя, конечно, это не настоящие модули в смысле конструкторской самодостаточности, но они значительно упрощают строительство.

Это здание, расчитанное на 90 квартир, представляет собой композицию из кубов вокруг вертикальных коммуникаций. Каждая лестничная клетка выложена строительным кирпичем и служит поддержкой половине модуля, в то время как другая половина опирается на две стальные колонны по углам. Двусторонние керамические консольные балки, идущие в одном, двух, или трёх направлениях образуют пол верхнего пространственного модуля и потолок нижнего модуля. Модули сделаны из лёгких материалов; дорожные дренажные трубы использованы для устройства окон, также использованы простые деревянные материалы. Все поверхности оштукатурены и покрашены.

Дизайн интерьера кубов отличается минимализмом: гостиная-столовая или ванная-спальня на разных уровнях. Эти жилые ячейки, несмотря на малый размер, эффективны и просторны; внутри имеются гибкие перегородки, а также раздвижные зеркала и открытые кухни.

Цвет фасада — оттенки синего — служит для слияния здания с его естественным фоном, т.е. небом.

После того как был сделан макет проекта, сотрудники Мастерской перешли к изложению информации на бумаге, так чтобы можно было избежать традиционной презентации. В результате вся ключевая информация уместилась на одном листе: устройство лестничной клетки  зафиксированной на уровне 0 м; расположение четырёх модулей по спирали 360 градусов; 70-см. подъём каждого уровня над лестничным маршем. Для более подробного изображения вариантов пространственных модулей и других деталей потребовалось ещё два дополнительных чертежа. Таким образом здание было построено по информации, размещённой на пяти листах бумаги. Решения по остальным деталям определялись непосредственно на площадке.

(Материалы с русскоязычного сайта Рикардо Бофилла).

Общий вид.

Общий вид.

Фрагмент.

Фрагмент.

Фрагмент.

Фрагмент.

Фрагмент.

Фрагмент.

Фрагмент.

Фрагмент.

Фрагмент фасада.

Фрагмент. Детали.

Входной узел.

Внутреннее пространство.

Макет по которому выполнялись чертежи.

План на отм. 0.000

План.

План верхнего уровня.

 

Дом Вананы Вентури

Архитектор: Роберт Вентури, 1964.

Общий вид.

Фасад со стороны главного входа.

Вид с угла.

Задний фасад.

Задний и боковой фасады.

Интерьер. Прихожая, лестница на мансарду и камин.

Интерьер. Лестница на мансарду, гостиная и зона кабинета-библиотеки.

Интерьер. Камин, фрагмент санузла.

Интерьер. Фрагмент спальни на мансарде с выходом на балкон.

Интерьер. Мансарда.

Планы первого этажа и мансарды.

Фасады.

Разрез.

Разрез.

Авторские чертежи. Разрезы.

,

 

 

 

 

 

 

Жилой дом в посёлке Вайсенхоф

Архитектор: Мис ван дер Рое, образцовый посёлок Вайсенхоф, Штутгарт, Германия (1927).

Фасад со стороны входов.

Фасад.

Фото конца 20-х годов.

Вид с птичьего полёта.

Генплан посёлка.

 

ВИЛЛА ТУГЕНДХАДТ

Архитектор: Мис ван дер Рое                                                                                  Брно, Чехия, 1928-1930

Вид с верху со стороны участка.

Вид с верху со стороны улицы.

Вид со стороны участка.

Вид со стороны улицы.

Фрагмент террасы входа.

Фрагмент террасы входа.

Входная зона. Лестница на первый этаж.

Вид со стороны участка.

Вид со стороны участка.

Фрагмент со стороны входной лестницы.

Вид со стороны участка на зимний сад.

Вид на зимний сад виллы с улицы.

Витражи гостиной. Одна из  секций открыта.

Панорама Брно из гостиной.

Вид с участка на город.

Вид на верхнюю террасу из спальни.

Вид на верхнюю террасу.

Терраса второго этажа перед спальнями вечером.

Вид на участок.

 Зимний сад.

Зимний сад.

Фрагмент гостиной. Перегородка из оникса меняет свой цвет на закате.

Фрагмент гостиной, вид на зимний сад.

Фрагмент гостиной, вид на зимний сад.

Фрагмент гостиной.

Фрагмент гостиной. Вид на входную лестницу.

Кухня.

Переход в служебную зону.

Вход на винтовую лестницу.

Винтовая лестница в технический этаж.

Фрагмент одной из спален на уровне улицы.

Одна из спален.

Вид на кабинет-библиотеку из гостиной.

Кабинет.

Ванная комната с аутентичными сан.приборами.

Ванная комната. Верхний витраж.

Ванная комната, краны.

Деталь.

Фрагмент несущей опорной конструкции.

Машина в гараже как элемент музейной экспозиции.

Котельная в цокольном этаже.

Вентиляция.

Подъёмные устройства витражей.

Фрагмент генерального плана. Авторский чертёж.

Макет на уровне улицы со снятой крышей.

План на уровне второго (входного) этажа.

План цокольного (технического) этажа.

Планы с расстановкой мебели.

Авторский чертёж  плана первого этажа.

Рабочие чертежи с пометками Мис ван дер Рое.

Все архитектурные чертежи виллы.

В процессе строительства.

Экспозиция в цокольном этаже посвящённая проектированию и строительству виллы.

Находясь на пике творческой активности, Мис после успеха павильона Германии в Барселоне, проектирует и строит для богатого промышленника Тугендхадта виллу в Брно. В отличие от виллы Саввой в Пуасси Ле Корбюзье, которая была предназначена для краткосрочного отдыха по воскресным дням, вилла Тугендхадт проектировалась для постоянного проживания семьи с тремя детьми.

Площадка под строительство была выбрана в пригороде Брно, в окружении небольших двухэтажных коттеджей традиционного типа. Обширный участок представляет собой склон полого холма обращённый в сторону Брно. С его верхних точек открывается прекрасный вид на историческую часть Брно.

Мис ставит виллу по красной линии улицы, как и все рядом стоящие дома. Но пространственное решение здания далеко от традиционного. На уровне улицы находится верхний этаж здания, два нижележащих этажа врыты в склон холма и раскрыты на участок. Таким образом, с уровня улицы здание воспринимается как одноэтажное и скорее напоминает остановку городского транспорта, чем жилой дом. Это впечатление подкрепляется почти полным отсутствием окон, гаражными воротами и доминированием плоской кровли, которая перекрывает входную террасу.

Этот входной уровень здания Мис разбивает на два объёма, между которыми открывается вид на далёкую перспективу. В правом объёме он устраивает просторный гараж, а левый отдан жилой функции: здесь находится парадный вход в здание и спальные комнаты с ванными. Из небольшой прихожей неширокая лестница освещаемая через матовые стёкла витражей ведёт на нижележащий этаж — в парадно-представительскую зону. Эта же прихожая служит пространством объединяющим спальни детей и родителей, которые представляют собой автономные жилые образования окна и двери которых выходят на террасу обращённую в сад. Таким образом вилла начинается с парадокса. Гость попадает в зону гостиной и столовой не напрямую, а через интимную зону спален, которая обычно располагается на верхних этажах.

После спуска по лестнице открываются главные общественные пространства виллы, в решении которых Мис аккумулировал весь накопленный ранее творческий опыт. В отличие от третьего этажа, в котором располагается главный вход и пространство разбито на блоки спальных и ванных комнат, второй, парадный этаж в своей общественной части представляет собой единое, непрерывное пространство разбитое на зоны по функциональному признаку. Окруженное с двух сторон сплошным витражом от пола до потолка оно полностью раскрыто к саду, в который организован парадный выход по широкой внешней лестнице. Как и в павильоне Германии в Барселоне эта лестница поставлена параллельно основному объёму здания.

Интеграция функциональных зон стала возможна благодаря крестообразным стойкам-опорам из полированной стали. Семнадцать стальных опор поставлены на равных расстояниях друг от друга по квадратной сетке. Но жёсткость конструктивного решения нивелируется при помощи отдельно стоящих перегородок различной формы и выполненных из различного матерьяла. Прямая перегородка отделяющая зону малой столовой представляет собой огромный массив из оникса удивительно красивой расцветки. Его матовая поверхность работает на просвет и создаёт особую световую среду в зоне рабочего кабинета-библиотеки за перегородкой.

Перегородка полукруглой формы из тёмного дерева венге выделяет в пространстве парадную столовую. Её форма подчёркнута круглым столом большого диаметра.

Стальные стойки примыкающие к этим перегородкам композиционно взаимодействуют с ними и утрачивают пространственные связи с другими стойками. Каждая сама по себе, для каждой существует свой пространственный контекст. Таким образом Мис добивается автономности и композиционной отдельности каждого элемента конструкций. Но при этом расстояния между ними таковы, что возникают гравитационные связи через пространство. Это атомарная или «планетарная» архитектура. Подобно планетам в космосе отдельные элементы здания автономны, но вместе с тем связаны друг с другом через пространство благодаря таинственным гравитационным взаимодействиям.

Мощное гравитационное поле интегрирует внутреннее пространство, делает его целостным при бесконечном разнообразии.

Дополняет парадные пространства виллы зимний сад, отделённый от них стеклянным витражом. Изоляция зимнего сада потребовалась по показателям температурно-влажностного режима. С другой стороны к ним примыкает кухня и хозяйственные помещения удобно связанные с цокольным служебным этажом винтовой лестницей. Гостевой санузел и умывальник примыкают к тёмной неширокой пазухе технического характера между внешней подпорной стеной и стенами виллы.

Цокольный этаж полностью отдан инженерным системам — отоплению водоснабжению и очистке воздуха. Здесь же располагаются подъёмно-опускные устройства наружного ряда витражей, которые позволяют полностью раскрыть парадные помещения виллы в сад.

Служебный вход на участок осуществляется по наружным лестницам примыкающим к дому со стороны противоположной зимнему саду. К служебному входу примыкают спальни и санузел для прислуги, а также вход на кухню для доставки продуктов. Кладовые помещения в уровне цокольного этажа удобно связаны с кухней на первом этаже при помощи подъёмника.

Помимо парадного выхода в сад можно попасть обойдя зимний сад и выйдя на лестницу примыкающую к торцу здания. Планировку сада Мис решает в виде огромной круглой аллеи берущей начало у виллы. Максимально прижатая к наружному периметру участка аллея образует лужайку круглой формы с небольшим количеством деревьев. Основной массив деревьев и кустарников располагается по внешнему периметру участка надёжно отделяя его от соседей. И здесь Мис ван дер Рое остаётся верен себе — в центре композиции согласно восточной традиции находится священная пустота.

Всего шесть недолгих счастливых лет прожило семейство Тугендхадтов нюа виле. Наступали тёмные времена фашизма, и им пришлось бросить всё и уехать за границу. После Второй Мировой войны Тугендхадты не вернулись. Здание использовали различные организации и оно постепенно разрушалось. В нулевые оно было образцово отреставрировано, мебель и авторский дизайн заботливо восстановлены. Теперь это музей и мекка для архитекторов всего мира и тех кто интересуется архитектурой.

В творчестве Миса вилла Тугендхадт в Брно является определённым рубежом. После иммиграции в Америку его архитектурные искания заметно радикализируются полностью подчинившись авторской догме «большое — в малом». Священная пустота в центре, роднившая его с буддисткой традицией уступает место жёсткому технологическому ядру (Сигрем-билдинг, Лейк шор драйв, Краун Холл, здание факультета технологического института, дом Франсуорт, Новая национальная галерея в Западном Берлине). Здания всё больше подчиняются диктату рациональной конструктивности. Происходит существенное упрощение архитектуры, выхолащиваются сложные гравитационные взаимодействия, уступая место примитивному минимализму.

Между виллой Тугендхадт в Брно Мис ван дер Рое и домом Кауфманов («Над водопадом») Фрэнка Ллойда Райта существует глубокая внутренняя связь. Постановка зданий на склоне определила двойственность их архитектуры., которая роднит их с человеческим сознанием. Обозначим её как наличие внутренней пещеры. Здания имеют ярко выраженную фасадную часть, которая обращена к природе, и которую так любят фотографировать архитекторы и туристы. Пронизанная светом эта часть здания является антитезой того скрытого, тёмного и инфернального, что обращено к склону холма. Подобно человеческому сознанию, за которым скрывается подсознание, оба здания существуют как единство бесконечно далёких противоположностей — тёмного и светлого. Построенные почти одновременно (вилла Тугендхадт — 1928-1930, дом Кауфманов — 1935-1939) они стали одним из вершинных достижений авангардной архитектуры ХХ века.

 

 

ДОМ ИЗ КИРПИЧА

Архитектор: Мис ван дер Рое, 1923.

Невоплощённый проект дома из кирпича.

Дом из кирпича — план.

Революционный разрыв с традиционным пониманием дома как замкнутого самодостаточного объёма, столь ярко проявленный в проекте «Дома из кирпича», положил начало новой пространственной парадигме в творчестве Мис ван дер Рое и стал одной из базовых основ авангардной архитектуры.

В проекте наибольший интерес представляет план. Стены, ранее единые и замкнутые на уровне объёма дефрагментируются. Их отдельность всячески подчёркивается. Мис рассматривает их как элементную базу, своеобразный конструктор, сводя всего к нескольким простым элементам — прямым, г-образным и т-образным. При этом нет ни одного одинакового фрагмента стены. Они все разные по размерам и массе (толщине).

Выдвигая отдельные стены далеко за пределы кровли, Мис добивается невиданной ранее интеграции внешнего и внутреннего пространства. Впервые столь ярко реализована идея размытой границы между внешним и внутренним пространством.

Объём здания разбит на две неравные части — большую с основным жилым назначением и малую — с функциями хозяйственного характера. Переход между ними продолжает основную тему внутреннего пространства — тему интеграции пространства. Дефрагментация стен позволила избавиться от традиционных отдельных комнат — пространство внутри дома плавно перетекает из одной условной зоны в другую. Следствием этого свободного движения стало отсутствие выраженного центра.

Поэтика плана, богатство объёмно-пространственных отношений позволяют отнести не воплощённый проект Миса к истинным шедеврам авангардной архитектуры. Произошло своеобразное восхождение от традиционного «буквенного» алфавита, к иероглифу с его богатством значений. Этот проект стал основой всх дальнейших пространственных поисков Миса.

ДОМ КАУФМАНОВ («ДОМ НАД ВОДОПАДОМ»)

Архитектор: Френк Ллойд Райт.                                                                 Юго-запад штата Пенсильвания, в 80 километрах к юго-востоку от города Питсбурга. 1936-1939.

Общий вид от ручья.

Общий вид от ручья.

Фрагмент фронтального вида.

Вид при подъезде к мостику.

Фотография с мостика над ручьём.

Фотография с мостика над ручьём.

Фотография с мостика над ручьём.

Начало окружного проезда.

Начало окружного проезда.

Со стороны проезда.

Бассейн и флигель.

Бассейн.

Терасса над водопадом.

Вид с верхней терассы.

Вид на вертикальные витражи и стены.

Вид на вертикальные витражи и стены.

Вид на верхнюю терассу.

Переход к верхнему домику для гостей.

Конструктивные элементы над проездом, связывающие дом со склоном

Детали.

Детали.

Детали.

Детали.

Фрагмент наружного спуска к ручью.

Детали.

Фрагмент с задней стороны дома.

Фрагмент.

Фрагмент над ручьём.

Осенью.

Осенью.

Интерьер. Спальня на верхнем уровне.

Интерьер.  Вид на фрагмент лестницы второго этажа.

Гостевая спальня. Рабочий стол из ореха.

Гостиная.

Фрагмент гостиной.

Фрагмент гостиной.

Фрагмент выхода скального грунта у камина гостиной.

Обеденный стол в гостиной.

Фрагмент гостиной.

Фрагмент потолка гостиной.

Фрагмент интерьера.

Фрагмент интерьера.

Лестница-библиотека.

Кухня.

Кухня.

Макет.

План на уровне гостиной (первый этаж).

План второго этажа.

План третьего этажа.

Разрез.

Дом Кауфманов больше известный как дом над водопадом, был завершён строительством в 1939 году. Это вершина в творчестве Райта и все жилые дома созданные до этого на протяжении полу века были творческими экспериментами ведущими к шедевру.

Среди многочисленных построек Райта ( только жилых домов — более 400) следует отметить несколько, в которых он существенно приблизился к итоговой вершине. Прежде всего это дом Уинслоу в Ривер-Форесте, штат Иллинойс, (1894). Парадный фасад по простоте своего воплощения напоминает детский рисунок — домик со скатной крышей, входной дверью и квадратными окошками. Первый этаж облицован кирпичом ярко-жёлтого цвета, а входная дверь и примыкающие к ней два окна артикулированы штукатуркой белого цвета и наличниками. Второй этаж облицован тёмно-коричневой плиткой, которая почти сливается с оконными проёмами. Поэтому создаётся эффект «парящей кровли» визуально оторванной от первого этажа. Этот эффект отрыва усиливается за счёт тени от большого свеса кровли. По силе обобщения парадный фасад выступает как знак.

Полной противоположностью ему является дворовый фасад, где объёмы здания скульптурны и асимметричны. Боковые фасады в общем решении объёма здания не имеют решающего значения. Один из них артикулирован эркером, а другой — въездной аркой-навесом. В дальнейшем Райт много экспериментировал с формой здания, когда все фасады были равнозначны, но опыт разной реакции на окружение (уличный — «парадный» и дворовый — обращённый к природе, фасады) был для него крайне важен.

Дом Уиллитс (Ward Willits House), Хайланд-парк, Чикаго (Иллинойс), 1902, является примером центрированной всефасадной композиции. Крестообразный план во первых позволяет чётко обозначить центр внутреннего пространства, который Райт закрепляет камином и его трубами. А во вторых, значительно увеличивает наружный периметр взаимодействия здания с наружным природным пространством. Фасадных плоскостей обращённых на разные стороны света в три раза больше чем у традиционного объёма с четырьмя фасадами (12 фасадных плоскостей).

Следует также обратить внимание на относительную степень свободы внутреннего пространства. Отдельные комнаты как бы «плавают» внутри внешних границ здания.

Дом Роби, Чикаго, США, 1909. Работа в жёстких условиях города, с участком, который был вытянут вдоль уличного фронта, Райт трансформирует крестообразный план, разбирая его крестовину на два линейных объёма. Линейное развитие пространства подчёркивается двумя треугольными эркерами по торцам объёма выходящего на улицу. Для дома Роби характерны горизонтальные членения всячески подчёркиваемые композиционно. Райт стремиться приземлить и без того невысокий объём, приблизить его к земле. Основание здания трактуется как платформа.

Успешная реализация дома Роби говорит о том, что Райт вполне овладел основными принципами проектного мышления, позволившими ему через тридцать лет воплотить их в чистом виде в «Доме над водопадом». Это прежде всего:

— принцип структурности — разъятие объёма на составные части с последующей сборкой из них нового объёма на основе принципа относительной автономности каждой из частей;

сведение этажа (горизонтального уровня) к платформе;

— горизонтального развития условно ограниченного пространства;

— интеграция в единое целое двух противоположностей — основного объёма раскрытого на природу и «внутренней пещеры» прижатой к склону холма;

— вывод за приделы здания вертикалей каминных и печных каналов и их контрастное противопоставление «парящим» горизонтальным платформам этажей;

— отсутствие жёстко закреплённого центра («плавающий», условный центр на каждом уровне.

Все остальные характеристики здания, по которым оно традиционно относится к так называемой «органической архитектуре» носят подчинённый характер и не являются сущностно важными (использование для горизонтальной, слоистой кладки местного известняка, характерные детали интерьера, такие как сохранение скалы в виде фрагмента пола у камина, имитация дна реки в отделке пола). Загадка «Дома над водопадом» состоит в том, что правильные геометрические формы использованные в нём не выделяют его из природного окружения, а делают его особой частью природы. В дальнейшем Райт безуспешно пытался войти в природный ареал различными зданиями, используя для этого окружности и естественные материалы, но ничего у него не получилось. Чем ближе он пытался приблизиться к природе, тем быстрее природа бежала от него. Так что жупел «органической архитектуры» созданный архитектурной критикой на основе построек позднего Райта это казус, который должен оставаться на её совести.

Имперский дом

Архитектор: Михаил Белов

Москва. 2010.

Имперский дом. Проект.

Имперский дом.

Имперский дом.

Имперский дом.

Имперский дом.

Имперский дом.

Имперский дом.

Имперский дом.

Имперский дом.

Имперский дом. Деталь.

Имперский дом. Деталь.