Филармония в Западном Берлине

Архитектор: Ганс Шарун, Западный Берлин, Германия, 1956

Ганс Шарун об основной идее проекта: «Разве случайно то, что во время прослушивания любой музыки, люди стараются сгруппироваться вокруг выступающего? Физиологическая основа этого естественного процесса кажется очевидной каждому. Эту склонность только нужно было преобразовать в концертный зал».

Общий вид.

Общий вид.

Общий вид.

Общий вид.

Фрагмент.

Фрагмент.

Общий вид с залом камерной музыки.

Главный вход вечером.

Главный вход.

Главный вход.

Фрагмент.

Вид со стороны Сони-центра.

Вид с птичьего полёта. В — филармония, С — зал камерной музыки, Н — библиотека, G — Национальная галерея Западного Берлина Мис ван дер Рое.

Генплан. В- филармония, С — зал камерной музыки.

Планировка на уровне первого этажа сверху вниз — музей музыкальных инструментов, филармония Шаруна, зал камерной музыки.

План первого этажа. Красная стрелка — вход. Правая синяя стрелка — переход в зал камерной музыки, левая — переход в музей музыкальных инструментов.

План второго этажа.

План третьего этажа.

План четвёртого этажа.

Разрез.

Разрез.

Интерьер зала.

Интерьер зала.

Интерьер зала.

Интерьер зала. Фрагмент.

Во время концерта.

Во время концерта.

Зал камерной музыки.

Фойе.

Фойе.

Фойе.

Фойе.

Фойе.

Фойе.

Фойе.

Фойе. Бесконечное количество ракурсов, неисчерпаемая глубина пространства.

Фойе. Каждый фрагмент помимо связи с целым несёт самостоятельные смыслы. Обратите внимание на три лучевидные опоры и пол вокруг них.

Концерт в фойе.

Проект курировал великий немецкий дерижор Герберт фон Кароян. Вот его отзыв:

«Из всех представленных проектов, один стоит над остальными. Тот, что основан на принципе размещения выступающих в центре. Этот проект имеет несколько преимуществ: расположение стен определенно положительно влияет на акустические качества, но что наиболее важно — полная концентрация слушателей на музыке. Я не знаю ни одного существующего проекта, который бы так прекрасно разрешал проблему их расположения. По моему мнению и мнению моего ассистента, такое устроение оркестра в центре пространства лучше других будет служить музыкальному стилю Берлинского Филармонического оркестра, чьими основными качествами являются длинные звуковые колебания и особое дыхание в начале и конце музыкальной фразы. Такой зал будет подходить концертам и репетициям идеальным образом».

Шарун об идеалогии построения филармонического зала:

«Идея музыки как центра внимания была основным условием с самого начала работы. Эта главная мысль не только дала форму залу новой Берлинской Филармонии, но также обеспечила бесспорное её главенство над всем планом здания. Оркестр и дирижер пространственно и зрительно стоят в самом центре. И даже если этот центр не геометрический, тем не менее они полностью окружены аудиторией. Здесь нет разделения на «производителей» и «потребителей», но скорее есть сообщество слушателей вокруг оркестра в самом естественном из всех расположений. Несмотря на свои размеры, зал сохранил камерность, давая возможность прямому контакту и совместному участию в создании музыки. Здесь музыка и ее переживание создаются в зале, возникшем не из формальных эстетических соображений, но чей проект был вдохновлен самим смыслом, которому он служит. Человек, музыка и пространство собираются воедино в новом взаимоотношении. 

Сооружение выступает как ландшафт, где зал — это долина, в глубине которой  — оркестр, окруженный разростающимися виноградниками, взбирающимися по соседним холмам. Плафон, напоминающий шатер, накрывает этот пейзаж как небосвод. Выпуклый по сути, плафон-шатер тесно связан с акустикой, с желанием достичь максимального распространения музыки с помощью выпуклых поверхностей. Здесь звук не отражается от узкой части зала, но идет из глубины и центра, распространяясь во все стороны, затем снижаясь и равномерно распределяясь между слушателями. Каждое усилие было направлено на распространение звуковых волн на самые удаленные части зала по кратчайшему пути. Распространение звука обеспечивается также отражением от стен и многоуровневыми разнородными «террасами виноградников». Во всем этом нам очень помогал прогресс в области акустической науки: была открыта, изведана и побеждена девственная территория.

Требования зала определили каждую конструктивную деталь этого монументального сооружения. Это также отразилось и на экстерьере в ясно видной шатровообразной кровле. Конструкция зала, находящегося над главным фойе, также определяет характер подсобных пространств. Каждое помещение имеет богатые возможности свободного развития своего собственного назначения. Даже комплекс лестниц в фойе ритмически адаптирует свою живую форму под требования зала.

Таким образом, все направлено на подготовку слушателя к музыкальному переживанию. Вспомогательное пространство состоит в динамичном и напряженном отношении с  торжественным спокойствием зала, настоящей драгоценностью короны Филармонии».

Рисунок Шаруна.

Акустическая модель зала.

Исторические фотографии, сделанные по окончании строительства. Здесь хорошо видно, что в разрушенном городе Шаруну не на что было опереться — вокруг — пустыри. Здание творилось как автономный космос, но в силу заданной энергетики послужило порождающим началом для будущей застройки. Пример удивительный и редкий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *